Кольский 2009 от Алекса и Анны

ОТЧЕТ О СОЛЬНОЙ ПОЕЗДКЕ ЭКИПАЖА ALEX&ANNA НА КОЛЬСКИЙ ПОЛУОСТРОВ
по мотивам прошлогодней клубной экспедиции


Изображение

25 илюля мы уехали на север. В один экипаж, на нашей «Ниве» по имени Дынька. До этого в течении года длился нескончаемый рефрен,- следствие прошлогодней экспедиции Клуба «Кольский 2008». Нам тогда явно показалось мало – все вздыхали и вздыхали мы, «то вместе, то поврозь, а то попеременно». Леха все грезил грибами и освещением, я – водой разнообразно дикой и прекрасной, прохладой, тишью и жутью.
Что все-таки поедем, мне не верилось буквально до последнего: то вероломная пропажа сцепления ночью на Каширке (безжизненная педаль, как дохлый лютик лежащая на полу), то идиотское ДТП в Тверской области, оставившее нас без передних фар и с текущим радиатором. Но как-то все подобралось, закончилось и обошлось. Мы накупили с собой запчастей (вроде бы это вот-вот должно наесться), попихали все необходимое куда пришлось, забрали у свекрови ребенка Тасюху, заехали в «Сплав», еще кой-чего докупили и днем в субботу начали битву за расставание со столицей.
Вырывались по Ленинградке, и только после Клина Москва наконец разжала свои свирепые объятья. Мы привычно покатили по трассе. Решили: по дороге сыграем во второй этап «КИА квеста» - значит нам до Валдая. Доехали до своротки на Иверский монастырь (не доезжая поворота на город), поехали вдоль берега озера – искать тихого места для ночлега. У воды народу тьма, каждый подходящий подьезд заставлен палатками и машинами... Пришлось отдалиться от берега, уже на грани видимости забраться в сосновом лесочке на бугорок (сосны на бугорке – значит сухо). Поставили палатку, укутали спящую Таську, поставили кресла и, не веря еще что вырвались, осторожно и восторженно выпили водки...
За следующий день добрались всего до одной точки из четырех заданных: выяснилось, что маршрут «квеста» гораздо ближе к Ярославке. Если бы мы все планировали и включили голову пораньше, можно было бы посмотреть на карту...
Точка была вполне себе: найти речку, которая два километра течет под землей, промыв известковые породы, а потом выходит на поверхность внезапными гейзерами – это называется «воклюзы». В неподвижном мареве, пробираясь по удивительным камням сухого русла, кусаные слепнями, мы нашли-таки это место.

Изображение

Это было воскресенье. На ночь мы встали на берегу речки Капша – на пути к следующей точке.
В понедельник мы грейдерами двинулись дальше, в направлении Алеховщины, что уже в Ленинградской области, ближе к Ладоге. Вторая точка нас серьезно озадачила: есть пример фотографии долины, в которой лежит село Ярославичи. Вид явно сверху, вроде как с высоты птичьего полета, но в условии упоминается гора...Перешли по подвесному мосту реку Оять, часа четыре бродили по влажному и туманному Вепскому лесу, лезли вверх, спускались вниз – кругом лишь глухая тишина, капли, до одури ароматные ветви, мхи, дымы тумана... Нет просвета, и все тут! Вернулись к машине, оглянулись в самих Ярославичах – и нате вам! На том берегу, где мы блуждали, лысая макушка и избушка на ней – село Лошково. Доехали туда на машине, нашли точку, с которой снят вид на долину. По пути повстречали машину с московсскими номерами – «рыбак - рыбака»...
Мы как-то заспешили, и дальше было правда быстрее и проще: третья точка – Имочиницы (бывшая усадьба художника Василия Поленова: кедры, часовня с родничком), еще два часа и финал – Свирский маяк на берегу Ладоги. Совершенно случайно мы в прошлом году забрались практически в это же место, чтобы отдохнуть в красивом месте по дороге с Кольского. Наступая на пятки предыдущим игрокам «квеста», сфотографировались на последней точке – крест на волнах напротив маяка.

Изображение

Уняв в себе нездоровое желание немедля мчаться в Питер, чтобы найти интернет и отправить результаты , мы стали искать место для ночлега. Страшно расстроились: кругом невероятные кучи мусора. Даже у поклонных крестов, на пляжах, за камнями...Просто горе какое-то! Все-таки нашли полянку, сварили гречки, выпили водки и провалились во вторник.
Встали поздно, собрались, поехали в Питер. По дороге нас накрыл единственный за весь маршрут ливень. Добирались ужасно долго, одичало метались по городу, пугались обилия людей и машин. Искали интернет-кафе, отправляли результаты, заходили в магазины, что-то покупали, что-то ели. Смущались, что ребенок, в грязных кроссовках на босу ногу, все время подбирает мусор и играет с ним. Под вечер с облегчением вернулись на трассу Санкт-Петербург – Мурманск. Решили ехать до упора, но встать непременно уже в Карелии. Глубокой ночью возле Лодейного Поля нас обогнала машина. Тут же ее догнали и прижали к обочине гаишники, нас тоже остановили. Оказалось, мужик обгонял через сплошную (мы разметки в темноте вообще не видели). Дальше – больше: он сильно пьян. Часа два мы стояли на этой обочине, ждали волшебного прибора, в который надо ему дуть при свидетелях. Пока стояли, у гайцов умер аккумулятор, мы подписали невероятное количество бумаг, съездили на нашей Дыньке с сержантом уточнить, какой километр дороги (слава Богу, он не заметил на заднем сидении спящую Таську, укутанную в спальник). Наконец, они согласились расстаться с нами, и мы, «прикурив» им машину, из последних сил побежали дальше – в Карелию. Уже по первому свету свернули с трассы куда-то, встали в сосенках, еле-еле поставили палатку и повалились спать.

Изображение

В Карелии.

На следующий день, в среду, мы проснулись от жуткой жары. Все правильно – мы же все северней и северней забираемся ?)). Далее передвигались с курортной разслабленностью: погода замечательная, даже можно прохладнее, расстояния не мучительные и вообще почти уже у цели, свободны от самими себе придуманной «обязательной программы» ?)) Вот уж во истину «Дурная голова ногам покоя не дает», да ладно еще ногам, а то старенькой героической Дыньке...Связались с Женькой Ходосом, спросили, где бы нам очень ладненько встать у воды с возможностью заказать баньку?
- «Проедете Петрозаводск, дальше по трассе километров 80-90, слева увидите указатель на водопад Кивач, а напротив, справа, табличка «Турбаза Сандал». У них замечательная баня, берег водохранилища, человеческие цены и милый персонал».
Все это, разумеется, оказалось правдой. Только мы уже к тому времени успели прилично одичать: только завидев парковку, корпус с номерами и людей, сидящих у берега на скамеечках, мы впали в отчаянье: «Караул!!! Коммуналка!!!». Выручила Таська: она увидела детскую площадку, немедленно возликовала и помчалась общаться с многочисленными себе подобными. Мы охолонули и пошли исследовать территорию – нашли идеальное место на бесподобном по красоте песчанном берегу озера Сандал (происхождение названия точно не известно, есть версия, что это след пиктов, живших здесь в невероятно далеком прошлом). Так и хочется сказать: поставили мы в этом раю наш декатлоновский домик и жили в нем долго и счастливо... Полтора дня и две идиллические ночи, теплая близкая вода, голая Таська и голая я – купаемся и хохочем, лодочка до островов, рыба, мелькающая на мелководье у твоих босых ног, банька, стиранные шмотки на солнечном ветерке...Бесконечные вечера, какое-то потрясающее «домашнее пиво из Кондопоги». Вобщем, я не сказала Лехе, но хотела всей душой остаться там чуть ли не навсегда и никуда не ехать.

Изображение

Выехали из Сандала в пятницу, - длинным перегоном, с заездом в Медвежьегорск (запомнился диалог в кафешке: «Простите, а вот у Вас в меню написано: форель, семга и «рыба». А это что за «рыба»?
– Ну, рыба!
- А какая?
- Ну вот же она!
- Как она называется?
-Рыба! В смысле – треска»
Шли по трассе мимо безжизненных болот в районе Беломорска, Кеми... Не очень поздним вечером решили искать ночлег возле Лоухов. По карте рядом с дорогой, что ведет от Лоухов к границе с Финляндией, была обзначена турбаза. Без труда нашли, но оказалось, что турбаза погибла: угадываются еще в траве очертания домиков, печально торчат останки капитальных построек. Не пожар, нет, просто не стало хозяина у турбазы «Слюдинка», вот она и развалилась... Но место все равно красивое – берег Керети. Только начали ставить лагерь – подползает еще одна машина. Мы с досадой на нее смотрим, оттуда выходят трое ребят, извиняются, что помешали. Москвичи, на парусных катамаранах почти месяц ходили по озерам. Пора возвращаться, а у их минивена «Додж» лопнул коренной лист рессоры...Друзья из Москвы послали новую рессору поездом, в 4 утра в воскресенье железяка доедет до станции Лоухи. Две ночи мы простояли с ребятами на Керети: собирали грибы, жарили картошку, пили чай, пиво и водку, болтали и смеялись. Рано-рано утром в воскресенье мы на Дыньке поехали к поезду, чтобы не травмировать их перегруженную тяжеленными катамаранами, больную машинешку. Привезли рессору, проводили Алеся и двух Михаилов в автосервис, пожелали им удачи. Как-то сразу осиротев, потихоньку собрали лагерь и двинулись на заветный Терский берег.

Изображение

На Кольском.

Хотя и выехали мы совсем не поздно, и, казалось бы, совсем недалеко уже до цели маршрута, - перегон оказался ужасно долгим и утомительным. До Кандалакши добежали быстро, пошли на Умбу – она вдруг оказалась гораздо дальше, чем нам помнилось по прошлому году. А оттуда еще дальше до Терского... Под самый конец, когда бесконечный солнечный день сменился призрачными сумкерками (мне вспоминалось, что так видел толкиеновский Фродо, надев кольцо всевластия), мы медленно ползли по грейдеру, проехав Кашкаранцы, пытаясь высмотреть поворот направо – на берег Белого моря. То ли правили с прошлого года этот самый грейдер, то ли еще чего, но все отворотки были перепаханы глубоченными кюветами. А наш ноутбук, утрясясь и наглотавшись красной пыли, покинул нас и отключился с концами...
Наконец нашли съезд, вырулили на старую дорогу, идущую самым берегом, и стали искать место для лагеря. Пару раз останавливались, выходили из машины – жутко и бесконечно дует ветер с моря – прикурить невозможно... Вдруг навстречу нам из неласкового пространства встал силуэт одинокой красивой деревянной часовни на самом берегу. Удивились и обрадовались одновременно: как-то очень было это ободрительно для нас. Мы перестали метаться, свернули от моря за проросшую лесом гряду, увидели какую-то полуразрушенную кирпичную стенку, поставили палатку и легли спать.
Ночью ветер выдрал из мха колышки и наш тент начал оглушительно и жутко «хлопать ушами», потом складываться на нас спящих. Ал?хе повезло – он проснулся, вылез и привязал улетающую деталь к сосенке, осознал все, вернулся и снова уснул. Мне же все это снилось, обрастало во сне такими ужасами, что проснулась я перепуганной изрядно: самой конструктивной мыслью в моей голове была осознанная вдруг необходимость срочно получить разрешение на ношение травматического оружия...
А день начинался снова солнечный и чудесный, до того наполненный и просторный, что совем не часто выпадают в жизни.

Изображение

Мы сначала просто пошли от палатки пешком – посмотреть на море. Разглядывали все подряд, бесконечно фотографировали безумно яркий мох, похожий на нерукотворный ковер. Потом решили вернуться, снять лагерь и поехать тихонько вдоль моря в направлении Варзуги. Камни, ягоды, грибы, птицы. Временами впадения почему-то совсем сухих речек... Грунтовка уверенно вела нас по самому краешку земли. Волны, ракушки и морские звезды... Широкий и твердый, как асфальт, пляж. Дорога кончилась, но мы увлеклись и ехали дальше уже по пляжу. Потом впереди – непреодолимое препятствие из горы плавника. Вышли пройтись посмотреть, как нам дальше проехать. Буквально через десять минут вернулись к машине – а она уже не на пляже стоит, а в воде всеми четырьмя колесами... Это ужас, до чего мы перепугались! С большим трудом развернулись, кинулись убегать от прилива обратно - туда, где кончилась дорожка. На полном скаку врезались правым передним колесом в здоровенное бревно, которое мы свободно объехали по дороге туда минут двадцать назад... Выскочили!!! Вышли, смотрим: передние колеса стоят «иксиком». Но вроде едет...руля слушается... Осторожно но очень шустро мы вернулись на основной грейдер, ведущий в Вазугу. Сухие речки, так удивлявшие нас, оказались уже совсем не сухими. Вот ты какой, Северный Прилив!
До Варзуги мы все равно доехали, полюбовались и сфотографировали. А потом, сильно тревожась за рулевую тягу, надумали двигаться, как уж можем, к цивилизации. По дороге посмотрели при солнечном свете на часовню Безымянного инока, нашли родник со святой водой.

Изображение

До Умбы добрались к вечеру, причем выяснилось, что на асфальте резина долго не проживет – до того сильно ушел сход-развал. Поползли в Кандалакшу, надеясь найти в ней автозапчасти и встать на самостоятельный ремонт в красивом месте. Не нашли ничего в Кандалакше -«Завтра с 11 утра»... Толком не понимая, что нам делать дальше, вышли на трассу Кола и стали искать просто свороточку, чтобы встать на ночлег.
Все не то и не то, а звуки Дынька издает душераздирающие, воняет паленой резиной и опять смеркается... Напротив поворота на поселок Белое Море мы увидели указатель на турбазу «Викинг» - повернули и наконец нашли «и стол и дом». Кончился понедельник.
Две ночи и весь вторник мы простояли на этой гостеприимной турбазе, наслаждались теплым солнышком, от которого совсем не хочется прятаться, соснами, озером и будто совсем древними чумами (традиционное северное жилище используется на турбазе как кают-компания). Благодарили хозяев, которые предлагали нам свои услуги по доставке запчастей из Кандалакши. Алешка методично разбирал переднюю подвеску - НИ ОДНА из деталей не оказалась деформирована. При этом колеса вкривь и вкось... Удалось регулировками добиться почти нормального положения передних колес, но руль так и остался вверх тормашками. Ну хоть так. Утром в среду тронулись к дому.

Изображение

Весь день провели в пути. Уже вечером добрались до Петрозаводска, коротенько пересеклись с Женей Ходосом, кой-чего купили и поехали на Санкт-Петербург. Очень устали и хотелось спать, но, если на Кольском сезон уже заканчивался, то здесь был в самом разгаре – мы мечтали найти комнатку в мотельчике, но везде все было наглухо занято. Уже в три часа ночи, без какой бы то ни было надежды, подъехали к гостинице «Старая Слобода» при Свирском Монастыре. И нас сразу пустили. Ребенок чуть ли не до слез восхитился мебелью, окошком и «настоящим зеркалом». Проснулись – отключено электричество. Вот она, цена иллюзорного комфорта! Нет ни воды, ни туалета, ни еды. Достали горелку, запасы и принялись завтракать на открытой веранде. Прочие постояльцы, оставшиеся сразу без всего, стояли вокруг, стиснув в руках незалитые «дошираки» и смотрели как у нас закипает кастрюлька...Мы поделились кипятком, сходили в кустики, полили друг другу на руки из баклажки со святой водой, собрались и поехали дальше.
В четверг мы заехали в Питер, посидели немножко у друзей на Васильевском, подивились на обильное и хаотичное движение на улицах большого города и пошли дальше – на Москву. Последнюю ночь маршрута провели под Великим Новгородом, на берегу Волхова.
В пятницу вечером мы вернулись домой.

ПОЛНЫЙ ФОТООТЧЕТ О ПОЕЗДКЕ